Фильму, о котором мы хотим рассказать, в этом году ещё НЕ исполнится 50 лет, но именно полвека назад, когда наша страна готовилась отметить 150-летие Бородинского сражения, руководство киностудии «Мосфильм» приняло решение об экранизации романа Льва Толстого «Война и мир». Постановка киноэпопеи была поручена народному артисту СССР, лауреату многих государственных премий и, как показало время, гениальному режиссёру Сергею Фёдоровичу Бондарчуку. Была сформирована киногруппа из нескольких «главных» (сценариста, оператора, художника, композитора, директора), и на дверях одной из комнат киностудии появилась табличка «Война и мир».

   Правда, это была уже не первая, а четвёртая попытка русского кинематографа перенести на кинополотно действие романа Толстого. Первый фильм был снят акционерным обществом Ханжонкова ещё на 50 лет раньше, к столетнему юбилею Отечественной войны 1812 года. Он назывался «Наташа Ростова». Второй – двухсерийный фильм «Война и мир» – снял в 1915 году легендарный русский режиссёр Яков Протазанов. Третью попытку предприняло Товарищество «Талдыкин и К0», которое сделало из романа кинодраму в четырёх частях по сценарию и в постановке А. Каменского. К сожалению, ни одна из этих лент не сохранилась… 

   И вот ещё какая штука: в 1959 году на экранах советских кинотеатров с большим успехом демонстрировалась американская версия «Войны и мира», поставленная режиссёром Кингом Видором. Не будем его критиковать, фильм хорош! Но был в нём один недостаток – слишком много «мира» и совсем мало «войны», русского национального духа. Получается, что ни у нас, ни в зарубежном кино не было ни одной экранизации «Войны и мира», достойной своего легендарного литературного первоисточника.

   Вот этот принцип максимального соответствия кино и романа и лёг в основу работы съёмочной группы под руководством Сергея Бондарчука. Тогда, в 1962 году, ни он, ни его коллеги и представить себе не могли, за какую работу они берутся; каким интересным и хлопотным станет год подготовительных работ; какого напряжения сил потребуют шесть лет уникальных по сложности и масштабам съёмок и каким триумфальным окажется прокат фильма во всех странах Европы, Азии, Америки…

Они взялись за съёмки так, словно вступили в сражение со временем, и вторглись в эпоху наполеоновских войн, мечтая воплотить на экране предельную достоверность исторических событий и максимальную точность литературного текста.

   И одержали в этом «сражении» безоговорочную победу! 

 

 

 

   Как только в печати появились первые сообщения о подготовке к съёмкам фильма, на «Мосфильм» непрерывным потоком хлынули письма. В одних потомки русских солдат 1812 года рассказывали о семейных преданиях; в других были советы, например такие: «Не делайте из Наполеона смешную и жалкую фигуру, покажите его умным и грозным противником…», «Не забудьте показать русский народ героем!..» Писали о том, какие песни пели французские солдаты, какая музыка звучала в светских салонах Москвы и Петербурга, как правильно держали оружие и держались в седле, каким солдатам можно было носить усы, а каким категорически нет…

 

   Конечно, подключились историки, литературоведы, работники множества музеев, военные консультанты. Работа началась с изучения всех возможных материалов, связанных с войной 1812 года. Группе помогали сотрудники Музея Льва Толстого, Библиотеки имени Ленина, музея «Кутузовская изба», Эрмитажа, Павловского дворца-музея, Ленинградского артиллерийского музея и Музея старинных карет… Государственный Исторический музей предоставил коллекцию портретов полководцев русской и французской армий; там был сфотографирован (компьютерная эра ещё не наступила!) весь изобразительный материал, посвящённый событиям войны. Сотрудники архитектурного отдела музея помогали воссоздавать облик довоенной Москвы, интерьеры особняков, дворянских домов, деревенских изб. Ни один музей страны не отказался предоставить необходимые экспонаты для съёмки крупных планов, много съёмок «мирной» части фильма проходило в подлинных музейных интерьерах.

   И было огромное количество поездок. Съёмочная группа внимательно изучала подлинные места исторических сражений: Бородинского близ Москвы, Аустерлицкого и Шёнграбенского в Чехословакии.

   Уникальную помощь группе оказали рисунки немецких художников Альберта Адама и Христиан-Вильгельма Фабер-дю-Фора. В 1812 году они шли на Москву в составе французской армии и делали зарисовки боевых эпизодов, привалов, ночлега, обмундирования и экипировки. Особый интерес представляли иллюстрации художника М. С. Башилова, поскольку они были выполнены ещё при жизни Льва Толстого, фактически по его указаниям и с учётом его замечаний... Весь этот богатый материал лёг в основу работы художников-постановщиков фильма Михаила Богданова и Геннадия Мясникова и художника по костюмам Михаила Чиковани.

 

   Сколько дел можно делать одновременно? Сергей Бондарчук, получивший с первых же дней прозвище «полководец», работал над сценарием; летал и ездил по стране, выбирая места для натурных съёмок; проводил актёрские пробы. К слову сказать, в фильме около 300 персонажей, и почти 40 ролей можно назвать «главными». Такой громадный актёрский состав сформировать непросто! Десятки проб, сотни актёров! Бондарчук делал ставку на «маститых». Но даже они не считали для себя зазорным участвовать в пробах, ведь сниматься в таком кино – мечта любого и заслуженного, и народного артиста. А бывало, что в группу просто приходили актёры и просили попробовать их на любую роль, пусть даже в эпизоде. Кстати, на роль Пети, брата Наташи, пробовался сам Никита Михалков, которому тогда было всего 17 лет. В роли князя Андрея Бондарчук мечтал видеть Иннокентия Смоктуновского. Он блистательно снялся в пробах, однако с сожалением отказался от съёмок, поскольку в то же самое время был приглашён сыграть принца Гамлета в одноимённом фильме. Пришлось Бондарчуку отпустить друга, ведь «Гамлета» снимал сам Григорий Козинцев – человек, чей авторитет в мире кино непререкаем… Пробовался на эту роль и Олег Стриженов. А вот Вячеслава Тихонова пришлось уговаривать. Он всё говорил: «Ну какой я князь? У меня руки рабоче-крестьянские!» – «Ничего! Мы тебя всё время в перчатках будем снимать!» – шутил Сергей Фёдорович.

   Сыграть Наташу Ростову мечтали все красавицы советского кино. В длинном списке претенденток Людмила Савельева, образно говоря, стояла на последнем месте. Во-первых, она совсем не подходила под описание внешности толстовской Наташи; во- вторых, была не актрисой, а балериной Ленинградского театра оперы и балета, практически незнакомой с тонкостями актёрского мастерства. Честно говоря, фотографии актрисы Бондарчуку не понравились: «Невыразительна!» Да он бы и не пригласил её, если бы на этом не настаивала его ассистентка по подбору актёров. Но профессиональная требовательность к самому себе заставила его дать актрисе шанс. Предложенную ей сцену Савельева сыграла плохо. А Бондарчук почему-то не отказал ей, а велел прийти на следующий день и попробоваться ещё раз. Людмила была уверена, что понравилась. Но назавтра, когда гримёры готовили её к пробе, они проговорились: Бондарчук недоволен! Много лет спустя, когда роль Наташи Ростовой уже стала главной в судьбе актрисы, она призналась, что тогда совсем не расстроилась, а так настроилась, что в этот момент просто превратилась в Наташу. Не будем лукавить: не сразу, постепенно, но ей удалось убедить всю съёмочную группу – другой Наташи быть не может...

   А вот о третьей «наиглавнейшей» роли – Пьера Безухова – нужно рассказать особо. Сыграть Пьера мечтал Иннокентий Смоктуновский; он даже готов был пожертвовать ради него Гамлетом. Неплохо выглядел на экране и юный, упитанный и воспитанный Андрон Кончаловский, и даже спортсмен-тяжелоатлет Юрий Власов. После выхода фильма на экраны многие критиковали Бондарчука за то, что в роли Пьера он снялся сам. Пьер у Толстого – это двадцатичетырёхлетний невысокий и несимпатичный увалень, а Сергей Фёдорович в то время был сорокалетним статным красавцем. Однако всё решила тогдашний министр культуры СССР Екатерина Фурцева. Дело в том, что вопрос о назначении режиссёра на такую масштабную киноленту никак не мог быть решён без её участия. Кандидатуру Сергея Бондарчука ей предложили советские генералы, которым очень понравился его фильм о войне «Судьба человека». Но то был просто часовой фильм, а тут такой масштабный проект! Да и режиссёров поавторитетнее на «Мосфильме» много. Фурцева предложила своего рода конкурс: несколько ведущих режиссёров предоставят ей свои «пилотные» проекты – экранизацию какого-нибудь фрагмента книги. И чей проект понравится больше, тому и доверят снимать. Удивительно, но никто из «генералов Мосфильма» за эту работу так и не взялся. А Сергей Бондарчук снял очень сложную и эмоциональную сцену расстрела поджигателей в Московском кремле. Подходящего актёра на роль Пьера он найти не успел. И сыграл сам, только «обозначив», каким видит будущего главного героя. Екатерине Фурцевой понравилось всё и все. Вопрос о Пьере отпал. Одна из самых важных фигур фильма – Михаил Кутузов. Эта роль досталась ректору Московского театрального училища имени Щукина Борису Захаве.

   Итак, подготовительный период длился почти год. Шли репетиции, строились декорации. Почти 50 предприятий страны работали на «Войну и мир»: было сшито 6 тысяч военных и 2 тысячи штатских костюмов, изготовлено 120 специальных телег и повозок;  на чешской ювелирной фирме «Яблонекс» делали украшения и ордена, на стекольном заводе в Гусь-Хрустальном – вазы и бокалы; строительные батальоны Советской армии (спасибо всё тем же генералам!) возводили редуты и знаменитую батарею Раевского; химики Шосткинского комбината изобрели и опробовали новую цветную плёнку, а в технических лабораториях «Мосфильма» рождался «широкий формат» и стереозвук…

 

   Съёмки фильма начались 7 сентября 1962 года. Фактически началом съёмок стал тот самый «пилотный проект», который и вошёл в четвёртую серию фильма. День за днём, эпизод за эпизодом, бесчисленное количество дублей (благо – плёнки было много!)… И вот, когда уже были сняты сцена охоты, салон мадам Шерер и небо Аустерлица, группа подошла к самому главному – съёмкам Бородинского сражения.

   Снимать его на родном Бородинском поле оказалось невозможным – возведённые памятные монументы и Спасо-Бородинский монастырь помешали бы панорамам. Местом съёмок стало местечко Дорогобуж Смоленской области, удивительно похожее на Бородино. Усилиями солдат Советской армии будущее Бородинское поле было изрыто окопами, они же выстроили все необходимые укрепления, вырыли русло речки, построили избы и небольшую церковь и проложили подмостки, по которым должны были двигаться камеры.

  В июне 1963 года сюда, в Дорогобуж, привезли 20 тысяч призывников Советской армии и сказали, что здесь они будут воевать. Вот с этого момента немного подробнее…

Прошло 50 лет со времени тех съёмок. Тем молоденьким солдатикам сегодня почти по 70 лет. Но события лета и осени 1963 года (их «война»!) оставили неизгладимый след в их сердцах. Убедиться в этом можно, немного поискав в Интернете их переписку, воспоминания и личные фото.

Почти два месяца каждое утро начиналась репетиция: солдат выстраивали и в строгом соответствии с приказами отцов-командиров вели в атаку. А потом ещё и ещё, и снова в атаку, а потом нужно было учиться изображать убитых и раненых, осваивать приёмы боя и специальные сигналы. А назавтра всё снова. Новобранцы писали в письмах домой: «Вчера участвовал в сражении у Шевардина…» Можно представить недоумение родителей!

Никаких специальных костюмов у этих ребят не было. Поскольку им выпала уникальная миссия изображать «бесчисленные полки» (причём и русских, и французских солдат), достаточно было немного имитировать старинную форму. Гимнастёрки были родными, советскими. Белые штаны надевали поверх галифе и заправляли в сапоги (если изображали французов) или завязывали тесёмками под сапогами (если становились «нашими»). Через плечо русскому солдату нужно было повязывать белую ленту. А выданные всем кивера (головные уборы) годились «и вашим, и нашим». Только имейте в виду: так была одета только дальняя массовка; актёры, играющие солдат на первых планах, были одеты по всем правилам!

В привилегированном положении были кавалеристы. Специально сформированный для съёмок фильма кавалерийский полк насчитывал почти 1500 всадников. Актёры-кавалеристы (в основном кавказцы, осетины, казахи) получили по 12 комплектов формы – улан, драгун, гусар…

   Наконец настал день «битвы». Снимать Бородинское сражение начали 26 августа. Именно в этот день (правда, по старому стилю) 151 год назад сошлись на поле 250 000 солдат с обеих сторон. Всё поле было разделено на сектора. В каждом секторе – полевая рация, принимающая распоряжения командного пункта. Были расставлены пушки «батареи Раевского». Длинной линией пролегла дощатая дорожка для движения оператора. И началось! И продолжалось – каждый день по нескольку дублей – аж до клнца октября.

   Низкий поклон инженерам-пиротехникам! За два месяца съёмок Бородинского сражения не произошло ни одного несчастного случая! А ведь для того чтобы на экране несколько минут стреляли пушки, взрывались снаряды и поднимались в небо клубы чёрного дыма, было израсходовано 20 тонн пороха, 100 тонн дымовых средств, 60 тонн керосина. Было произведено 12 тысяч воздушных разрывов!

Вот как вспоминает об этом один из тех солдатиков – Владимир Турчанинов: «Однажды на съёмках стало жутко. Нам по громкой связи объявили, что будем снимать эпизод, в котором с французской стороны бьют около двухсот орудий, а с русской – сотня. Нам раздали холостые патроны для наших трёхлинеек, предупредили, чтобы держали стволы повыше, и мы пошли вперёд под грохот барабана... Вдруг как ахнет что-то сзади, аж обожгло шею. Я оборачиваюсь – а это рванул фугас, и над нами поднялся огненный гриб метров в десять... «Господи, – мелькнуло в голове, – а каково было солдатам в настоящем бою?!»

   Не обходилось и без курьёзов. Представьте поле, на котором лежат несколько тысяч «убитых» солдат. Лежат долго – несколько дублей. А между ними бегают дрессированные собаки, изображающие диких волков, и лижут «убитым» руки. А над головами летают дрессированные вороны, которые так и норовят какнуть. И вдруг над полем по громкой связи голос командующего: «Не шевелитесь! И не курите, сволочи!».

   Если вы ещё ни разу не видели фильм «Война и мир», то вот вам наш совет: будете смотреть – обратите внимание, как движется взгляд камеры во время сражения. Как взмывает вверх, плывёт над полем или пролетает, словно пушечное ядро. И ведь это не современная компьютерная графика, это сделано обычной камерой! Она, кстати, весила 10 килограммов, так что снимать «с рук» было физически тяжело. Чтобы получать красивые планы, камеру укрепляли на вертолёте, на специальных высоких кранах, даже на канатной дороге, протянутой над полем. О работе главного оператора фильма Анатолия Петрицкого критики отозвались просто: он совершил невозможное.

   Когда фильм вышел в прокат, все четыре серии в общей сложности посмотрели 135 миллионов зрителей. И были среди них те самые солдаты, которым посчастливилось служить в Дорогобуже. Они не искали себя на далёких планах – они просто не ожидали, что их ненастоящая война окажется на экране такой впечатляюще-убедительной и так сроднит их с русской историей. И не сомневайтесь: очень многие перечитали роман Толстого, не пропуская военные главы…

 

 

 

   После такой «артподготовки» съёмки первого бала Наташи уже не могли никого напугать. Но готовились к «балу» не менее тщательно. Увы, разрешения снимать в Таврическом дворце (а в те годы там располагалось правительство Ленинграда) Бондарчук не получил. Пришлось выстроить громадный бальный зал в самом большом павильоне «Мосфильма». Но как бы внимательно ни вглядывались зрители в обстановку зала – никто не увидит фальши. Огромные люстры, каминные часы, подсвечники, жирандоли – всё было настоящим. Эти бесценные вещи предоставили несколько московских музеев. Первый бал – самый романтичный момент фильма. Посмотреть на репетиции приходили актёры из соседних павильонов, немножко завидуя тем, кому посчастливилось стать участниками сцены. А их было 500 человек. Это была не просто массовка – это была аристократическая массовка. А потому её нужно было научить правильно двигаться в платьях и парадных мундирах, разговаривать друг с другом, сидеть, танцевать и приседать в реверансе. Все эти проблемы решали хореографы и консультанты по светскому этикету – те, кто просто помнили всё это из собственного детства и юности. И уж кому пришлось попотеть, так это гримёрам и парикмахерам! Главную героиню к съёмкам готовил специально приглашённый из парижского салона куафёр (парикмахер-стилист) мсье Пьер. Пока гостям бала «наводили марафет», специальными газовыми горелками зажигали сотни свечей в огромных люстрах. Готовился и оператор. Он научился плавно передвигаться по огромной съёмочной площадке на роликах, держа в руках свою нелёгкую камеру. «Фонограмма, вальс!» – командовал режиссёр Бондарчук – и, мгновенно преобразившись, входил в залитый светом зал в образе Пьера Безухова…

   Такое «раздвоение» под силу не каждому. Бондарчуку помогал двойник, который частенько участвовал в репетициях вместо Сергея Фёдоровича. Это нужно было ещё и для того, чтобы Бондарчук-режиссёр мог со стороны увидеть Бондарчука-артиста. Так было и во время съёмок Бородинского сражения, и во время репетиций бала и всех последующих павильонных съёмок…

   А потом Бондарчук умер. Выскочил на минутку в буфет, взял  стакан кефира и упал. Клиническая смерть.

   Его спасли врачи скорой помощи. Но, вопреки их рекомендациям и даже категорическому запрету работать, Сергей Фёдорович снова каждый день проводил на съёмочной площадке. А потом говорил, что если бы не работал, то не выжил бы!

   Вообще-то о съёмках этого фильма нужно было бы писать книгу. Она получилась бы героико-юмористической. Ну разве не вызовет улыбку читателя тот факт, что во время съёмок псовой охоты гончие и борзые собаки вместо того, чтобы гнать «волков» (овчарок) на охотников, сами в страхе разбежались в разные стороны? Пришлось прибегнуть к помощи кошек – за ними борзые мчались дружно и бесстрашно.

А съёмки пожара Москвы без преувеличения можно назвать героическими. В июле 1966 года съёмочная группа отправилась в село Теряево Волоколамского района, где декораторами были выстроены деревянные постройки, имитирующие дома 1812 года, целые улицы и даже старый Кремль. Всё это нужно было так красиво сжечь, чтобы у зрителя дух захватывало! И оператор бесстрашно бросался в горящие постройки, с риском для жизни маневрировал между пылающих декораций и, задыхаясь от жара и дыма, берёг не себя, а камеру.

   Итак, работа над фильмом заняла 6 лет, с 1962 по 1968 годы. Но уже в 1965 году первая часть фильма (2 серии) была показана на Московском международном кинофестивале и получила первый приз.  А потом был триумфальный прокат фильма в 117 странах и  премия американской киноакадемии («Оскар» 1968 года за лучший фильм на иностранном языке). В книгу рекордов Гиннесса «Война и мир» вписана как самый масштабный проект советского и мирового кинематографа.

 

   Есть в этом фильме важный и очень трогательный момент. Некий Морель, пленный денщик французского офицера, учит русских солдат петь нехитрую французскую песенку. Сначала он поёт один, потом её подхватывают другие пленные французы и пытаются петь солдаты русские. Через несколько минут многоголосый мощный хор поёт уже не песенку, а торжественный гимн победе добра над злом, мира над войной. Русские и французские солдаты поют вместе, потому что нужно уметь, победив, пожалеть; наказав, простить. Но ничего никогда не забывать, а славой предков гордиться. И через 100 лет, и через 200…

Английская афиша фильма ВОЙНА И МИР

Дорогобужские солдаты. Фото из личного архива Владимира Турчанинова

кадр из фильма

режиссёр фильма Сергей Бондарчук

снимается первый бал Наташи Ростовой

французская афиша фильма ВОЙНА И МИР

Печать